«Борьба с коррупцией должна стать национальной идеей России». Интервью начальника отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции «Тюменским известиям»

«Борьба с коррупцией должна стать национальной идеей России». Интервью начальника отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции «Тюменским известиям»

Вероника Наумова, парламентская газета «Тюменские известия» от 12 января 2016 года №3

Чуть больше года назад, накануне Дня борьбы с коррупцией, мы с Александром Берсенёвым говорили в его кабинете о явлении коррупции в России, пытаясь обнаружить некое тождество между официально-государственным её определением и отношением к данному явлению рядовых россиян.

Говорили, в частности, и об отношении граждан к «коррупционной статистике». О неизбежной доле скепсиса: на фоне громких коррупционных скандалов с именами крупных госчиновников, постоянно «путающих своих баранов с государственными», все иные, менее масштабные разоблачения народ по-прежнему именует «ловлей мелкой рыбёшки». Так ли это?

Уже забытый экс-министр обороны Сердюков, поимевший вместо заслуженного наказания служебное повышение, «улюкаевская» история… Стоит ли делить коррупционные преступления по принципу «масшабности» и «публичности»? Не это ли именно деление порождает ощущение праведной безнаказанности у огромного большинства коррупционеров «средней руки», которая, если вдуматься, в совокупности наносит государственной казне не меньший урон? И где, на каком уровне, зарождается у людей первое желание отщипнуть, оторвать, отпилить от того лакомого, что тебе не принадлежит?

Не так давно попались на глаза заметки Сергея Гуриева, экс-ректора Российской экономической школы, ныне — главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития, профессора одного из крупных парижских институтов экономики. Из России он уехал в 2013-м, а недавно в Москве выступал с аналитическим докладом о состоянии российской экономики. Так вот, Гуриев уверенно называет главную и на вид вполне «мирную» проблему, с которой необходимо справиться нашей стране: неэффективность и непрозрачность государственных расходов. Но ведь по сути это и есть та самая мутная вода — безбрежный её океан, в котором водится коррупционная рыбка любой породы и величины.

Наше прошлогоднее интервью с Александром Берсенёвым изначально называлось так: «Коррупцию пока ещё никто не победил». Накануне выхода материала в свет Берсенёв поставил вместо точки запятую и решительно дописал: «…но стремиться к этому нужно».

ПЕРЕШАГНУЛИ РУБЕЖ МИНУВШЕГО ГОДА

— Александр Владимирович, какими успехами в противодействии коррупции на всех уровнях может похвастать сегодня прокуратура области?

— В сфере противодействия коррупции за 2016 год мы перешагнули результаты года минувшего — и по количеству выявленных нарушений, их 4 тысячи 800, и по числу наказанных — более 1 400 человек. Это дисциплинарная ответственность. Еще более 190 человек привлечено по возбуждённым нами делам к административной ответственности, а это уже прямой доход в областной бюджет. Сумма наложенных штрафов исчисляется миллионами рублей. Если же говорить в целом о работе правоохранительных органов, то в минувшем году в области было выявлено более 320 преступлений коррупционной направленности, совершённых 223 лицами. Из названного числа преступлений 146 — это взяточничество. Практически половина. Есть и изменения в структуре данного вида преступления: больше выявлено взяток в крупном и особо крупном размере. Если в 2015 году «средняя» взятка исчислялась размером в 83 тысячи рублей (где-то скромно взяли 5 тысяч, а где-то миллион), то сегодня это уже — более 220 тысяч рублей.

— А наказание?..

— Увеличилось и количество лиц, получивших реальные сроки лишения свободы. В 2015 году в колонию отправились 10 человек, в минувшем — уже 19. Среди их числа в 2016 году есть факты осуждения руководителей муниципалитетов и учреждений… Но и о «мелочевке» в нашей работе забывать нельзя. Коррупционный аппетит начинается с малого: тот, кто решился взять 10 тысяч, обязательно будет стремиться к большему. Повторю то, о чём всегда говорю: на любом уровне не должно быть безнаказанности. К этому принципу мы стремимся в нашей работе.

— После истории с Улюкаевым были предположения, что это, мол, началась чистка вертикали власти…

— Слово «чистка» в нашей стране сложно воспринимается на историческо-генетическом уровне… Хотя, возможно, оно и уместно, если говорить об очищении власти от коррупционеров. Но почему мы говорим только об Улюкаеве, будто министр — единственный представитель этой самой вертикали? Мы почему-то забываем, сколько за последнее время на федеральном уровне выявлено коррупционных преступлений, в том числе в действиях губернаторов некоторых регионов и их замов. Различные сроки лишения свободы получили руководители территориальных структур федеральных органов власти, директора департаментов и управлений. Количество исчисляется десятками. Людей чаще всего будоражат истории, подробностей которых они не знают. Но есть такое понятие как тайна следствия, и только тот, кто вплотную работает с преступником, тот, кто видел документы с его подписью, материалы оперативных съёмок, прослушивал запись телефонных переговоров, тот реально представляет себе «рабочие» детали большого коррупционного механизма. Бывает, один только приговор коррупционеру составляет по объёму 50 и более страниц — и как нам всё это, все детали, изложить в сухой информации для СМИ? А ведь от нас этого ждут…

В ЧЬИХ КАРМАНАХ ОСЕДАЛА ПРИБЫЛЬ

— Думаю, читатели «Тюменских известий» ждут от нас информации по тем уголовным делам, о которых мы с вами говорили под занавес 2015 года. Наказание ведь никого не должно было обойти? Вот, например, у всех еще на слуху дело Андрея Линника, бывшего главы Тюменского района. Он получил срок?

— Да, он получил срок лишения свободы, но условный — 4 с половиной года с испытательным сроком 3 года. Основная статья — мошенничество, хищение бюджетных средств. Окончательный ущерб корректировался, в итоге был установлен — более 13 миллионов рублей. Но тут нужно помнить: хищения происходили в 2009-2010 году, уголовное дело было возбуждено в декабре 2010-го, и тогда это были, понятно, совсем другие деньги. Рассмотрение дела шло около двух лет. Силы на расследование были затрачены огромные: защитников было больше, чем обвиняемых, за три месяца до направления дела в суд мы получили 45 жалоб от обвиняемых и их адвокатов, с каждой из них надо было разобраться, провести множество строительных, бухгалтерских, иных экспертиз. Были жалобы на нас и вышестоящую прокуратуру. В итоге — более 100 томов уголовного дела! Мы их потом сложили в кучу — выше шкафа — и сфотографировали на память. Приговор — а компания Линника его обжаловала — вступил в силу лишь 3 декабря 2015 года. Свою вину Линник так и не признал.

— Там, помнится, многие эпизоды были связаны со сферой ЖКХ…

— Один из эпизодов дела — ООО «Запинвестэнергоком». С помощью Линника эта организация выигрывала контракты на проведение капитального ремонта домов, теплосетей, канализационных коллекторов на территории Тюменского района. Объёмы выполненных работ она завышала. Фирма была оформлена на подставных лиц, но руководил ею фактически Линник, и все прибыли оседали в его кармане и кармане его «коллег».

— Да, сфера ЖКХ еще долго будет именоваться в России «чёрной дырой»… Но всё же срок-то условный…

— Прокуратура просила реальный срок, однако суд постановил так. Хотя в этом тоже есть смысл. Во-первых, сейчас предпринимаются меры по взысканию ущерба. Далее — прекращена преступная деятельность, которая могла бы продолжаться. Этот человек не сможет работать больше ни в одном органе власти. Круг его общения резко сократился. Виза в Европу при условии судимости — тоже проблема…

— А как обстоят дела с бывшим депутатом Коробовым?

— Дело по нему было выделено в отдельное производство — с учётом того, что местонахождение его так и не установлено. Имелись сведения, что Коробов выехал за границу. Он объявлен в международный розыск. Дело нам не поднадзорно — за его расследованием надзирает управление Генеральной прокуратуры в УрФО.

— В прошлую нашу беседу вы рассказывали о бывшем директоре ДК «Нефтяник» Наймушиной, которая где-то в Китае приобрела для дворца культуры экран с завышением стоимости на 40 миллионов рублей…

— На 39 с половиной миллионов. Эта сумма сложилась из «коммерческих предложений», которые директор и её подельники подделали, завысив сумму многократно и получив из бюджета деньги. Дело по Наймушиной завершено, она получила реальный срок — 7 с половиной лет лишения свободы в колонии общего режима. Её заместитель, помогавший ей, получил 5,5 лет. Вся сумма с них взыскана.

ВЛАСТЬ В РОЛИ «ПОТЕРПЕВШЕГО»

— Александр Владимирович, помнится, несколько лет тому назад одним из наиболее «урожайных» на коррупционные скандалы в нашей области был агропромышленный комплекс. Выделялись большие субсидии на строительство животноводческих комплексов, затем проверяющие с изумлением обнаруживали вместо коровников «чисто поле», деньги исчезали в неизвестном направлении… Изменилась ли ситуация сегодня?

— Изменилась, и существенно. Временно предоставление субсидий было приостановлено — до тех пор, пока не изменился в корне механизм предоставления подобных субсидий, пока не был значительно ужесточён контроль за использованием выделенных сумм. Субсидирование стало в определённой степени не «раздачей денег», а возмещением части уже выполненного объёма работ. Который, к слову, теперь тоже тщательно проверяется.

— КОЛЛЕКТИВНОЕ ПРОЗРЕНИЕ?

— Просто, думаю, наступает время, когда власти надоедает наблюдать, как её же обворовывают. Тем более что многим представителям департамента АПК области доводилось ходить «представителями потерпевшей стороны» по этим «сельхозделам». Так что дела такие сегодня в сфере АПК стали единичными. И касаются более сложных, чем строительство коровников, дел. Вот в прошлом году, например, в суде рассматривалось уголовное дело по факту хищения бюджетных средств, выделенных на зарыбление водоёма. Мальки — это ведь не ферма, выпустил в воду — казалось бы, не сосчитаешь и не проверишь. Однако по названному мною делу удалось доказать вину мошенников, они признаны судом виновными в совершении хищения бюджетных средств на сумму более 750 тысяч рублей, причиненный ущерб с них взыскан в полном объеме.

«ВСЕ ОНИ ТАКИЕ!»

— Сфера землеотводов, еще одна благодатная «нива»…

— Здесь тоже конкретные лица получили конкретные наказания. Глава Переваловского муниципального образования Егунов — бывший глава — за махинации с земельными участками (предоставлял их по поддельным документам) получил 2 года в исправительной колонии. Достаточно малый срок объясняется тем, что Егунов признал вину и полностью возместил ущерб — 6,3 миллиона рублей. Конечно, это кадастровая, а не рыночная стоимость участков. Кстати, в 2016 году было выявлено несколько фактов махинаций с землёй с участием работников филиала Кадастровой палаты и регистрационных служб. Был у нас случай, опять же по Тюменскому району, — 2 сотрудницы управления Росреестра по Тюменской области получили взятки за то, что по фиктивным документам оформили в собственность землю, которую после мошенники перепродали. В декабре 2016-го они осуждены за данные преступления и им назначены наказания в виде штрафов, одной — 2,4 миллиона рублей, другой — 1,2 миллиона рублей, обоим с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления.

Есть примеры в Ялуторовске. Начальник межрайонного отдела филиала федеральной Кадастровой палаты вместе со специалистом отдела земельных отношений городского муниципального предприятия мошенническим способом, по поддельным документам, передали ряд земельных участков, расположенных в черте Ялуторовска, третьим лицам и продали. В октябре 2016-го все эти лица получили условные сроки лишения свободы.

— Почему же условные?

— Я уже говорил: не прокуратура определяет степень и меру вины, и не она назначает наказание… Есть у нас пример и по Нижнетавдинскому району: специалист администрации также путём подделки документов оформил землю в собственность знакомым. В этом направлении мы работу не останавливаем. Стараемся, чтобы все мошенники — и в районах, и в городах — попадали в поле нашего зрения. Однако хочу сказать: не стоит по отдельным случаям судить обо всех чиновниках. Большинство из них — люди порядочные. И это я вам говорю не голословно. Вряд ли вы можете представить, сколько «горячей» информации отрабатывают сотрудники правоохранительных органов. Огромный объём информации! В том числе и анонимной, и попросту слухов. Наверное, они и рады были бы не тратить попусту время, а получить какой-то результат, но факт есть факт: проверками подтверждается не более 10 процентов оперативных сведений. Тем большая вина, на мой взгляд, лежит на тех, кто попался: они вызывают у простых людей заведомо негативное отношение даже к тем чиновникам, которые эффективно и честно работают на своём месте. Хотя для нечистых на руку чиновников, может быть, это и удобно… Мол, не я один такой — все такие!

От УК — до УК РФ…

— В прежние времена прокуратура часто реагировала и на информацию в СМИ. Сегодня, наверное, наши СМИ несут лишь сплошной позитив?

— Зря вы так думаете. И сегодня нам порой приходится, так сказать, находить в СМИ основания для проведения проверки фактов, изложенных в той или иной журналистской информации. Иногда нам это очень помогает…

— В последнее время мы очень часто, ссылаясь на мнение специалистов общественной палаты по ЖКХ и рядовых граждан, пишем о том, что неплохо было бы составить «чёрный список» для проштрафившихся управляющих компаний. И основания для этого появляются всё чаще. Так сказать, от Управляющей Компании — до Уголовного Кодекса…

— Тема управляющих компаний сегодня для нас весьма актуальна. Приведу пример. Совсем недавно, в декабре 2016-го, в Тобольске осужден директор управляющей компании ООО «Интергазсервис» Клиросов. Он присвоил более полутора миллионов рублей, предназначенных для передачи ресурсосберегающим организациям, и еще 769 тысяч попросту растратил. К примеру, оплачивал аренду автомобиля «Инфинити» для фирмы, в которой сам же был директор. Ему назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы в колонии общего режима… Есть у нас дела и по ТСЖ. Практика показывает: деньги, которые жильцы многоквартирных домов сдают на коммунальные траты, нуждаются в гораздо более тщательном учёте и контроле. Очень и очень трудно, а порой попросту невозможно бывает доказать, что именно такая сумма потрачена на ремонт подъезда, подвала или техэтажа. Как проверить? Сами жители зачастую не слишком компетентны. У общественных организаций нет полномочий для проверок. Поэтому здесь, я убеждён, без контролирующей функции со стороны государства не обойтись — иначе мы можем получить вал хищений в этой сфере. Причём похищенные деньги так или иначе будут возмещаться из бюджета (ремонт-то делать надо!), а в бюджет они будут поступать от обворованных налогоплательщиков. Получаем замкнутый круг… В каком виде будет осуществляться государственный контроль? Будет ли он действенным? Ответ на этот вопрос нужно искать сообща, всем миром.

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО

— Александр Владимирович, давайте коротко вернёмся к менее глобальным, но не менее важным темам, которые вы поднимали в интервью год назад. Например, к фактам взяточничества в наших вузах… Вы по-прежнему проводите среди студентов «просветительские» беседы?

— И среди преподавателей тоже. Потому что, как и прежде, считаю тему фиктивных «зачётов», подделанных ведомостей, обложенных «данью» студентов крайне важной. И никто не убедит меня в том, что это «стрельба по воробьям».

— Многие продолжают настаивать на том, что это не взятки, а, что называется, гуманитарная помощь низкооплачиваемым преподавателям…

— Даже термин появился такой: «кормление». Им оперирует один наш «заявитель», который осуждён именно по поводу взятки. Своим мнением он регулярно делится с широкой общественностью. Но в Уголовном кодексе такое «кормление» называется совсем иначе. Студенты преподавателю не мешок картошки несут, а деньги в конверте! Мы стараемся объяснять студентам опасность таких деяний. Вот буквально на днях сотрудник нашего отдела проводил беседу в медицинском университете. Мы должны заставить ребят понять: неважно, всей группой вы скинулись или ты один решил заплатить за порцию «знаний» — ответственность понесёт каждый. Напомню: в числе возможных последствий для студентов — невозможность работать в органах государственной власти, в правоохранительных органах. Я уже молчу о последствиях для тех больных, которых, к примеру, возьмётся оперировать доктор, заплативший за свой диплом не годами кропотливого труда, а деньгами…

Сталкиваясь с сотрудниками правоохранительных органов, студенты ведут себя по-разному. Хорошо, если проявляют сознательность, сотрудничают. Но порой оказывают серьёзное противодействие: не раз доводилось слышать, как они договариваются между собой — какую версию придумать для следователя, с кем сходить «договориться». Это уже хуже. Следует отметить, что с июля 2016 года в Уголовном кодексе появилась новая статья — «мелкое взяточничество». Теперь получение и дачу взятки в размере, не превышающем 10 тысяч рублей, законодатель относит к преступлениям небольшой тяжести. И это, наверное, справедливо. Однако необходимо помнить, что эти деяния продолжают оставаться взяточничеством и за их совершение точно так же установлена уголовная ответственность.

— В последнем послании Президента России, который не обошёл стороной тему борьбы с коррупцией, увидели для себя, для своего ведомства что-нибудь принципиально новое?

— Принципиально? Наша работа, как я уже говорил, не стоит на месте, сама жизнь постоянно вносит в неё коррективы. Думаю, самое важное для нас, это то, что в нашем обществе рождается понимание: борьба с коррупцией — это не разовые разоблачения в СМИ, не громкие политические скандалы. А прежде всего — построение системы открытости власти, подотчётности чиновников, прозрачности всех сфер, связанных с жизненными интересами граждан. Это возможность для граждан отстаивать и защищать свои интересы.

На сегодня борьба с коррупцией — одна из главных национальных идей для России. Именно это я и услышал в послании Президента.

досье «ти»

Берсенёв Александр Владимирович. В 2001 году окончил Тюменский государственный университет — институт государства и права с красным дипломом.

После окончания сразу уехал работать на малую родину — в Армизонский район. Начинал с помощника районного прокурора, затем работал заместителем прокурора, выполнял обязанности прокурора. Осуществлял надзор за расследованием уголовных дел, сам расследовал дела, в том числе областной подсудности, занимался надзором за оперативно-розыскной деятельностью. В районе проработал 7 лет.

Сегодня возглавляет отдел по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры Тюменской области. Принимал участие в разработке областного закона «О противодействии коррупции в Тюменской области», принятом областной Думой 12 февраля 2009 года.

Помимо многих иных функций отдел, возглавляемый А.В. Берсенёвым, занимается надзором за соблюдением антикоррупционного законодательства во всех подразделениях федеральных и областных органов власти. А также проведением антикоррупционной экспертизы всех нормативных актов, издаваемых Тюменской областной Думой, губернатором и правительством области.

Вероника Наумова, парламентская газета «Тюменские известия» от 12 января 2016 года №3

Распечатать (Ctrl + P)

Архив